Пробное занятие в Школе юного мыслителя. Введите имя и email:
Гости блога Интервью с Ольгой Писарик: дети, домашнее образование и традиционная школа

Интервью с Ольгой Писарик: дети, домашнее образование и традиционная школа

olgaPisarik

Здравствуйте, друзья и читатели!

Сегодня я поделюсь с вами беседой с интересным человеком — Ольгой Писарик. Я думаю многие знакомы с этой замечательной мамой по ее ЖЖ, брошюре “Привязанность — жизненно-важная связь”, сообществу “Заботливая альфа” и многочисленным статьям по психологии на портале “Сознательно.ру”.

Ольга вкладывает очень много сил в развитие теории привязанности и идей Гордона Ньюфелда. С книгами которого я тоже знакома и делилась своими впечатлениями в статье “Не упускайте своих детей”.

Сейчас Ольга проживает в Ванкувере и воспитывает четверых детей. Мне много чего хотелось бы еще сказать, но думаю, это будет лишним.

Здравствуйте, Ольга! Большое спасибо, что Вы согласились уделить мне время и ответить на вопросы. Я бы хотела начать с Вашей семьи. У вас четверо детей, расскажите о них: похожи ли они друга на друга, какие у них увлечения?

Здравствуйте, Ксения.

Мои дети любят совершенно разные вещи. Мой старший сын — Антон, ему сейчас 15 лет, он всегда любил строить и конструировать. В детстве у него было очень много маленьких моделей машинок — около 200 штук. Он их все-все помнил: откуда какая ему досталась, кто подарил, где купили. И одним из самых любимых его занятий было строительство дорог, гаражей, заправок. Он часами мог этим заниматься! А еще Антон в 7 лет начал играть в футбол и до сих пор очень любит этот вид спорта.

Второму сыну, Яну, сейчас 14. Он совершенно другой по характеру и темпераменту. Его любимое занятие — чтение. Это один из тех людей, которые начинают убирать комнату, вдруг встречают старую книгу или журнал и так увлекаются ими, что забывают обо всем на свете. Заходишь в комнату и видно: половина комнаты убрана, половина — не тронута, а посередине сидит человек с газетой. Еще Ян занимается каратэ, а раньше ходил на спортивную гимнастику.

Ян любит готовить, его фирменный десерт — лимонный тирамису. И он потрясающе готовит мясо на барбекю. К сожалению, во время школы времени на кулинарные эксперименты остается мало.

Стефании в декабре будет 11 лет. Она занимается танцами и обожает петь в караоке. Может часами петь и танцевать у себя в комнате, снимать видеоклипы на айпод. И мне нравится то, что у нее получается: клипы выходят задорные такие!

Удивительно, но ее никогда не увлекали куклы. Я как-то на распродаже купила набор кукол «Groovy Girls», и, честно сказать, это была покупка “для меня”, Стефания ими не играла. Конечно, когда приходили подружки, она включалась в игру “за компанию”, но, по большому счету, игрушки с человеческими лицами ее не интересовали. Зато она очень любила сюжетно-ролевые игры с посудой, кассой, коляской, просто персонажами были медведи, зайцы и другие животные.

Моему младшему сыну, Мартину, сейчас 8 лет. И его любимые игрушки — маленькие пластмассовые фигурки: животные, человечки, динозавры. У нас целый ящик этих фигурок, и Мартин может подолгу сидеть и выбирать эти фигурки, расставлять, находить другие.

Еще мы с ним много готовим. Недавно делали пончики, обмакивали в белый и чёрный шоколад и посыпали сверху разноцветным конфетти, получилось очень красиво!

Есть такое мнение, то домашние дети, которые не посещают школу или сад, менее социально адаптированы: с трудом заводят друзей и вообще держаться по одиночке. Что вы об этом думаете?

Глупости это =) Я уверена, что есть дети, которым плохо в коллективе. Их переводят на домашнее обучение, потому что в школе они вообще были бы изгоями. Естественно, таких детей переводят на домашнее обучение в гораздо больших пропорциях, чем тех, у кого с одноклассниками складываются нормальные отношения. Ведь если видно, что ребенку плохо в школе и он загибается, конечно, родители ищут выход из сложившейся ситуации и находят его в домашнем обучении. Возможно, если бы такого ребенка оставили в школе, у него развились бы серьёзные психологические проблемы, в 20 лет ему бы поставили диагноз и отправили в дурдом. Если же его забрать, не давить насильственной социализацией, то он сможет психологически окрепнуть и нормально жить во взрослом мире.

Интересно, что я не раз наблюдала, как у детей-аутистов на домашнем обучении снимали этот диагноз. Хотя всем известно, что аутизм не лечится. Понятно, что аутизм остался, но поведение стало социально приемлемым. А вот если бы такие дети остались в школе, то, возможно, продолжили бы свою жизнь в доме инвалидов. Поэтому я согласна с тем, что на домашнем обучении процент детей, которые не любят общаться, больше. Но это причина, по которой они учатся дома, а не следствие домашнего обучения.

Если говорить про моих детей, то никто из них особенно не ценил домашнее обучение. Например, Антон рвался в школу. Я оставляла его дома до 7 класса, потому что видела, что он академически не готов. Школа ведь такое место: как зарекомендуешь себя, так и пойдет. А сейчас он в школе как рыба в воде. Я помню, как мы пошли с ним записываться в школу, знакомиться с директором, осматривать помещение. И пока мы прошли от порога до кабинета директора на третьем этаже, он поздоровался с пятью детьми. Одного он знает со двора, другой наш сосед, с третьим он в парке познакомился. И когда он начал ходить на занятия, у него не было никаких проблем в плане общения. Вернее, проблема была одна. Когда я спросила его, с кем он сидит, он ответил: «Это проблема…Именно потому что у меня получается легко находить общий язык с людьми, меня сажают обычно с теми, с кем никто больше ладить не может или не хочет.»

Никаких проблем нет и у Стеши с Мартином. Они оба пошли в школу в феврале, посередине учебного года. У Стефании буквально за пару месяцев появилось 5 лучших подруг. А ведь она пришла в уже сложившийся коллектив! У Мартина в школе учатся все друзья, с которыми он играл раньше в парке, во дворе, на площадке. У меня есть свои претензии к школе, но стресса вхождения в новую среду просто не было.

интервью с Ольгой Писарик

Хотя, если честно, я вижу, что Мартину рановато ходить в школу. У него очень хорошая учительница, но он приходит домой, и ему бы надо побегать, поиграть, а у него уроки. Я недоумеваю, что они делали в школе 6 часов! Нельзя им в этом возрасте столько “учиться”. Им нужно развиваться, им нужно играть, им нужно свои какие-то дорожки нащупать в жизни, а не постоянно делать то, что задали, что распланировали за них.

Но вот мой средний сын, Ян, не любит большие компании и никогда не стремится быть в центре и произвести там какое-то впечатление. И я думаю, он всегда таким будет. Тут дело не в школе, а в особенностях его характера, темперамента, личности.

Трое же остальных любят общаться и очень коммуникабельны. При этом мне очень нравится в них то, что они не стараются любой ценой завоевать авторитет одноклассников. Если что-то не по ним, они просто отойдут в сторону и не будут сильно переживать. Это как раз то, что я считаю очень важным в человеке.

Когда старшему сыну исполнилось 7 лет, вы уже знали, что он будет на домашнем обучении? Или это был путь проб и ошибок?

Антон пошел в первый класс, как и многие дети, в 7 лет. Тогда мы жили в Белоруссии, и я старалась выбрать хорошую первую учительницу. Я знала про существование домашнего обучения, но не более того. Первая учительница Антона была, что называется, от Бога, лучше не придумаешь. Но вот этот режим- сидение за партами, эти пиджачки, брючки — это все настолько для детей не органично, и он начал болеть. У него есть фотография в конце 3 четверти. Там ребенок просто с набором каких-то хронических заболеваний, с темными кругами под глазами, даже улыбки не смог выдавить из себя. Хотя все дошкольное детство он болел очень мало и самым страшным был насморк. В школе же он начал болеть каждый месяц с кашлем, высокой температурой. Но Антону нравилось в школе: он любил проводить время с детьми. А все остальное он принимал как данность.

В Канаду мы переехали, когда Антон почти закончил первый класс, тут он начал посещать местную школу. Она устроена по-другому, в канадской школе малыши не сидят долго за партами, не носят форму, имеют возможность поиграть, но учились они уже не с 8 до 12, как в Минске, а с 9 до 15, а когда он приходил домой, ему ещё надо было делать уроки. А жить когда?

На площадке я познакомилась с семьей, в которой дети были на домашнем обучении. И семья – не хиппи или какие-нибудь диссиденты, а очень умные и интеллигентные люди: отец – инженер, мама – образованная женщина. И я тоже решила попробовать! Тем более государство платит тебе деньги на кружки и дополнительные занятия, если ты учишься дома. А так как мы только переехали, эти деньги были совсем не лишними: дети смогли ходить на дополнительные занятия, мы купили пианино.

Вот так мы и оказались на домашнем обучении. Антон оставался дома до 7 класса, а Ян — до 9. Кстати, Ян делал попытку пойти в школу в 7 классе, но ему там не понравилось. Например, в школе нельзя было читать, когда говорит учитель, даже если ты все знаешь и никому не мешаешь. В общем, у него есть свой ритм, и ему сложно под чужой барабан маршировать.

Вначале я с ними очень много занималась. Не по 6 часов, как в школе, конечно. Но по часу в день с каждым точно выходило. Кроме этого, они занимались сами, читали книги. Это сейчас я понимаю, что только когда ребенок готов, с ним стоит заниматься. А когда не готов, то усилий тратится много, а результата никакого. Следуя своему внутреннему ритму, дети развиваются гораздо эффективнее и естественнее.

Сначала у меня, конечно, был план, и я старалась заниматься «как в школе». Потом начала составлять свои планы, пробовать разные подходы: классическое образование, метод Шарлотты Мэйсон, я много об этом писала у себя в блоге в то время.

Я читала, что изучение математики у вас являлось исключением из анскулинга (когда учатся только тому, что интересно и к чему душа лежит), и у Ваших детей был учебник. Почему вы так решили?

Когда-то так было. И я до сих пор, не знаю, есть ли в этом смысл или нет. Тогда мне было проще по учебнику: я объясняла тему, а они делали задание.

Насколько в домашнем обучении важна инициатива родителей?

Домашнее обучение — это такая вещь, когда вы сильно лавируете из стороны в сторону. Вы не делаете все только ради детей, но при этом и и не самоустраняетесь и не занимаетесь только своими делами. Нельзя прикинуться, что дети будут сами учиться и делать то, что нужно.

Однако, чтобы человек решил, что он все же любит то, что на самом деле не любит, надо очень сильно плясать с бубнами вокруг него. Многие родители этим занимаются. И многие дети до 20 лет искренне уверены, что они любят рисовать или музицировать. А потом вдруг понимают, что нет. Оказывается, это маме нравилось, а не ребенку. В детском возрасте ребенок готов на многое ради одобрения мамы и папы. А создание этой внешней мотивации — очень энергозатратная вещь. В отличие от внутренней мотивации, когда желание чем-то заниматься и учиться идет от самого человека.

Как домашнее обучение детей-школьников влияет на жизнь в семье?

В семье режим одного человека сказывается на всех остальных. Если, например, папа ходит на работу с 9 до 18, то его отсутствие грузом ложится на плечи мамы и детей. Конечно, мало кто об этом задумывается и мало у кого есть выбор, но это так. У каждой семьи должен быть свой ритм, уклад, и важно, когда он идет из семьи, а не устанавливается извне – садиком, школой, работой.

Я иногда слышу такое заявление, что надо водить старшего в сад, потому что родился младший, и маме тяжело. По-моему, встать в 7 утра, разбудить малыша, который может полночи не спал и вам не давал, приготовить всем завтрак, отвести ребенка по морозной тьме в сад гораздо сложнее, чем просто научиться «уживаться» сразу с двумя детьми.

Детям не нужна мама 24 часа в сутки, им нужно ощущение доступности мамы в любой момент. Он должен быть уверен, что когда ему плохо, он крикнет «Мам», и мама ответит и ее не нужно ждать до 7 вечера с работы. Конечно, чем ребенок младше, тем больше мама нужна. Но уже в 6-7 лет дети могут очень долго заниматься своим делом без участия мамы, если при этом сохраняется ощущение доступности мамы. Это важно даже для больших детей. Мои дети часто спрашивают «А ты будешь дома, когда я вернусь из школы?». Им комфортно и приятно знать, что мама будет дома.

Как вы считаете, возможно ли такое, что ребенок будет ходить, например, с семи лет в школу, но у него останется крепкая связь с родителями. Скажем так, не будет ориентации на ровесников, мешающей развитию.

Такое возможно, если ребёнку будет комфортно в школе, если будет крепкая связь с учителем. Если учительница – эдакая «матушка-гусыня», и дети не сами по себе общаются, а вращаются вокруг нее, бегут к ней с любыми бедами и вопросами.

То же самое и с садиком. Сама по себе идея, может, и не плоха. Но когда ребенок маленький, он не может долгое время оставаться без мамы или другой своей «фигуры привязанности». Он начинает искать “замену”, чтобы хоть чем-то заполнить эту пустоту. И тут рядом оказываются другие дети – такие же, как он. А если еще и воспитатель поощряет, чтобы дети варились в своём коллективе и ее не отвлекали, то здесь создаются все условия для возникновения привязанности между детьми. Ребенок делает это, потому что мы не оставили ему выбора. То же самое происходит и в школе.

Ольга, ведь Вы посещали школу. Расскажите, пожалуйста, научила ли она вас чему-то, что вы используете сейчас. Вообще вы любили школу, остались ли какие-то воспоминания?

У меня была хорошая учительница по трудам. Я посещала рукодельные кружки и, пожалуй, это я использую и по сей день. Раньше я много шила, мне нравится шить. Еще у меня была школа с английским уклоном, и базу какую-то она дала. Но если говорить честно, то 10 лет учить язык и выучить его на таком уровне — это очень плохо.

У меня не было в школе особенных проблем. Но и радости тоже не было. Такое состояние, когда ты изо дня в день и из урока в урок сидишь и ждешь окончания урока, а они все тянутся и тянутся…

Хотя стоит отметить, что с 4 класса у нас был очень хороший классный руководитель: интересный, живой человек — хоть какая-то отдушина.

Но дети не имеют критического мышления. Они берут то, что им дают, и не знают другой реальности. Сейчас я оцениваю школьные годы как время, где психологически я не развивалась. Мне кажется, после школы я была очень незрелой девочкой, вплоть до рождения детей.

Я была такой средненькой, серенькой: у меня не было особенных интересов и стремлений, но и проблем не было. По окончании школы я получила серебряную медаль, но всегда училась по принципу “сколько пятерок надо получить, чтобы закрыть двойку”. То есть меня спрашивали и, если я не знала, то ставили два. После я старалась получить несколько пятерок, чтобы итоговая оценка вышла пять. По некоторым предметам у меня в журнале так и стояли оценки: два, пять, пять, пять, два, пять, пять…

Друзей я в школе тоже не имела: так, несколько приятелей. Вот на даче у нас подобралась компания соседских детей, с которыми мне было комфортно, но не в школе.

Если ребенок не посещает школу, то во взрослом возрасте ему будет легче заниматься самообразованием?

Что интересно, а что нет, обычно формируется у ребенка в свободной игре. Я уже говорила, что мои четверо детей играют абсолютно по-разному и их интересы очень отличаются. Понятно, что во взрослой жизни они будут искать себя в этих областях.

Они уже знают о своих талантах и интересах. Когда у ребенка есть ощущение и знание, что он хочет заниматься, например, футболом, то он будет сутками играть и самосовершенствоваться. Самообразование — это очень естественный процесс. Я сейчас очень много занимаюсь тем, что мне интересно. Хотя я отходила в школу и в сад, как все советские дети, и меня этому никто не учил. Это нормально хотеть заниматься тем, что интересно. И наоборот, если не интересно, то вас будут пинать на какие-то курсы и занятия, но это не даст вам никакого реального развития.

Есть такое мнение, что родители не могут быть одновременно учителями и собственно родителями. Аргументы обычно такие: начиная с какого-то возраста дети ЛУЧШЕ усваивают информацию от другого авторитетного взрослого, чем от родителя, мама должна оставаться мамой, которая любит безусловно. Что вы об этом думаете?

Встречается такая проблема. Но это проблема домашнего обучения по программе, “спущенной сверху”. Есть дети, которые вообще не выносят давления со стороны мамы. Ведь при обучении можно чего-то не знать, не ответить на вопрос, и мама не должна быть каким-то “карающим органом ” в этой ситуации. Если любовь мамы зависит от успеха или неуспеха ребёнка в домашнем обучении, то это едва ли положительно скажется на ваших взаимоотношениях.

В анскулинге тоже можно применить авторитет, сказав: “Слушай, мы же договорились, что мы будем собираться и каждую неделю заниматься этим делом”. Но, по крайней мере, тут нет третьей стороны, когда вам надо что-то сделать для кого-то, кто вам абсолютно не интересен и кому не интересны вы.

Ведь людям, которые пишут программы, до вас и до ваших проблем дела нет. Им не интересно, что у вас родился еще один ребенок, что семья хочет уехать в отпуск в феврале. Получается, вы должны подстраиваться под чьи-то планы и убеждать себя, что это правильно и вам это надо.

Так что если ваше домашнее обучение мешает вам любить ребенка и принимать его таким, какой он есть, то лучше учиться в школе. Во всех остальных случаях, мне кажется, проблемы нет.

Если мама читает ребенку на ночь, она ведь фактически прививает ему любовь к чтению, учит читать, но ведь никто никогда не скажет, что это должен делать специально обученный человек с хорошей дикцией. А мама же будет только мамой, которая только обнимает и целует. Мы совершенно естественно обучаем ребенка многим вещам, не привлекая специалистов: сидеть за столом, ездить на велосипеде, собирать грибы, завязывать шнурки, общаться с другими людьми.

Более того, от родного человека ребенок примет знания гораздо охотнее, чем от чужого человека. А чужому человеку надо ещё настроиться на ребенка, понять его, установить привязанность. Дети, да и вообще люди, принимают информацию от тех, кому доверяют, к кому у них есть привязанность. Это эволюционный механизм: ребенком не должен руководить любой встречный человек с улицы. И часто дети не виноваты в том, что “не слушают” чужую тетю — педагога. Они просто так устроены.

Взрослый человек, имеющий какую-то цель, уже может опираться на себя. И если есть желание выучить химию, то он может пойти к неприятному преподавателю ради достижения своей цели. Но для этого нужен очень высокий уровень осознанности, а у маленьких детей — в 7-10 лет — его нет. Очень редко бывает, что нащупывается талант, сильная пружина, и ребенок даже трех-четырёх лет готов заниматься по много часов. Мне недавно рассказывали про девочку 4.5 лет, которая профессионально занимается фигурным катанием и выдерживает все многочасовые тренировки, выступления. Но все равно, даже здесь есть привязанность к тренеру.

Расскажите, пожалуйста, о жизни в другой стране. Сложно ли жить в Канаде? Не скучаете ли по родине?

В бытовом плане жить здесь гораздо легче, чем в Белоруссии, жизнь предсказуема. Если ты идешь гулять с ребенком на площадку, ты можешь быть уверена, что там никто не будет пить, курить, ругаться. Если ты идешь с коляской забирать старшего ребенка из школы, ты можешь быть уверена, что везде проедешь с коляской по пандусам, в том числе и в саму школу. Или, например, ты приходишь в парк, и там точно будет туалет, теплая вода, мыло для рук. Даже думать о таких вещах не надо.

В эмоциональном и психологическом плане мне гораздо легче найти родную душу на Родине, чем здесь. Все моё “душевное” общение сейчас происходит “онлайн”: с теми, с кем мы вместе работаем, с кем мне легко говорить о серьезных вещах. Мне славянская душа более понятна и близка.

Эмиграция — это обрывание связей. Зато этот обрыв связей сразу показывает, кто есть кто и что ты из себя представляешь. Здесь нет того, что тебя раньше поддерживало и помогало: какие-то внешние контакты, родственные связи. Это очень сильный стресс для семьи и эмигрировавшего человека. Как сказала одна моя подруга: “Эмиграция — это как уход в монастырь. С той лишь разницей, что тебе надо продолжать жить и выполнять свои обязанности”.

Ольга, большое спасибо, за ваши ответы и неординарный взгляд на многие вопросы. Очень надеюсь, что ваш подход к развитию и воспитанию будет распространятся среди родителей и мы будем видеть все больше и больше счастливых людей, которые вырастают из детей по-настоящему привязанных к своим родителям.

Чтобы получать интервью на почту и ничего не пропустить, можно подписаться - здесь (Надо ввести email)

Вы можете почитать другие интервью:
Алексей Лельчук: О физиках и лириках
Юлия Ремпель рассказывает о немецком образовании
Музыкальное развитие с рождения. Интервью с мамой-музыкантом

С Уважением, Несютина Ксения

12 комментариев
Присоединяйтесь к беседе и оставляйте комментарий.
  1. Иришка

    Очень интересная беседа получилась!
    Когда много детей-это так здорово! Дети-цветы жизни!

  2. Анна

    Огромное спасибо за интересное интервью — и сама почитала с удовольствием, и поделилась в соцсетях, думаю для многих родителей будет интересно почитать, даже если они и не сторонники домашнего образования.

  3. Ксения Несютина

    Анна, спасибо. Я думаю, что любая мама хочет лучшего для ребенка, поэтому всем будет полезно узнать о таком подходе к развитию и воспитанию )

  4. Ирина Снаткина

    Ксения, здравствуйте, спасибо за интервью с Ольгой Писарик, очень уважаю Ольгу и благодарна ей за то, что она делает для развития и популяризации теории привязанности Гордона Ньюфелда. Идеи этой теории мне очень близки и, по-моему, о ней должен узнать каждый родитель. Благодаря Вашему интервью узнала Ольгу не только как профессионала, но и как замечательную заботливую маму четверых детей! :-)
    Также все больше задумываюсь о семейном образовании, и хотя моя дочка совсем еще малышка, и я пока не знаю, пойдет она в школу или останется дома, мне кажется, очень важно в любом случае помнить, что ребенку нужна наша безусловная любовь и поддержка независимо от его успехов в учебе. И важная задача родителей сохранить в ребенке его природную любознательность и желание узнавать новое и открывать этот мир, а не сломать это в погоне за хорошими оценками.

  5. Ксения Несютина

    Ирина, спасибо за теплые слова!
    Я так же как и вы нахожусь на распутье и хотя старшему уже 5.5 все равно еще до конца не решила как быть со школой. Вот такие беседы очень помогают мне увидеть все больше плюсов и минусов в этом вопросе )

  6. Наталия Кушнирская

    Ксения, молодец! Интересная беседа получилась. Моей внучке еще 2 года до школы, но набрать такую информацию — полезно!

  7. Helen Z

    Спасибо! Прочитала с большим интересом! У нас первый класс на следующий год… я пока в раздумьях что делать и как нам жить дальше….

  8. Юля

    спасибо большое!:) очень теплое и искреннее интервью, радостно так!:)
    перепостила: http://oduvashka.blogspot.de/2013/10/blog-post_3838.html

  9. Ольга Бардина

    Я знала об Ольге по ее статьям, но впервые почитала о ней, как о маме конкретных детей — очень интересно. Особенно понравилось, как открыто она смотрит на детей, видит между ними разницу, учитывает ее. Не ищет универсальных приемов «на все случаи жизни».

  10. Dana

    Очень спокойное и приятное интервью! Спасибо за хорошие вопросы, Ксения, и за искренние ответы, Ольга! У меня деток, конечно, не четверо, но все основные тезисы могу подтвердить на нашем скромном опыте. Особенно понравилось про старшего в сад после рождения младшего… Забрать сына из сада в канун рождения младшей было лучшим решением, которое мы когда либо принимали. Решиться на это было нелегко, поэтому я благодарна всем тем неприятным обстоятельствам, которые этому предшествовали, потому что без такого толчка, не знаю когда бы на это решились, и решились бы вообще. Когда дети дома и с ними получается «уживаться» (как иронично пишет Ольга), жизнь получается намного более гармоничной и неспешной, без излишней суеты и надуманных проблем. О чем еще может мечтать семья?!!

    Еще раз спасибо!

  11. Ксения Несютина

    Дана, я всегда смотрю на вашу семью и вижу что так должно быть )

  12. Нонна

    Да, я бы тоже не отказалась от метода обучения детей дома

Оставить свой комментарий